Парма

Пермский звериный стиль

Автор Лев Баньковский

Пермский звериный стиль — своебразное и загадочное искусство, "самый загадочный род памятников Чуди…", самое таинственное во всем "Чудском наследстве", "Пермский звериный стиль — самобытное историческое и художественное явление". Можно приводить еще множество восхищенных, раздумчивых, вопросительных и других определений пермского звериного стиля, с которых начинаются и которыми кончаются десятки посвященных ему книг и статей.

Бляшка Пермского звериного стиля

Искусство пермского звериного стиля — это в сновном искусство изготовления причудливых бронзовых бляшек и других украшений — детище ананьинской культуры, вобравшей в себя как местные художественные достижения кочевнических сибирской и скифской культур. Новое искусство, возникшее в результате органичного проникновения друг в друга лучших северных и южных изобразительных решений, получило удивительное свободное, широкое развитие на протяжении всего первого тысячелетия новой эры вплоть до XII-XV веков. Расцвет этого искусства приходится на ломоватовскую эпоху.

Через всю эпопею исследования пермских древностей, в том числе и пермского звериного стиля, идет история создания и пополнения уникальной археологической коллекции Ф.А. Волегова, А.Е. и Ф.А. Теплоуховых. Так или иначе, изучая ее, в загадки пермского звериного стиля пытались проникнуть, помимо самих авторов коллекции, такие видные общественные деятели и ученые, как П. Мельников, И. Толстой, Н. Кондаков, Д. Анучин, Я. Аппельгрен-Кивало, И. Смирнов, А. Спицын и многие другие исследователи. В 1890 году в Перми был создан научно-промышленный музей, в который было передано волеговско-теплоуховское собрание археологических раритетов. Вскоре (после Великой Октябрьской социалистической революции) драгоценная коллекция оказалась под пристальным наблюдением и изучением первого советского уральского археологоа А.В. Шмидта, создавшего в музее археологический отдел и ставшего его первым заведующим. В 1921 году А.В. Шмидт прочел в Пермском университете доклад "Происхождение и развитие некоторых мотивов в искусстве камской чуди", а итоги всей работы по этой теме подвел два года спустя в объемистой рукописи. В сущности все исследование было посвящено пермскому звериному стилю, доказательству того, что "эта интереснейшая культурная черта Восточной Европы" возникла "на местной основе, под сильным влиянием восточного серебра". О предметах пермского звериного стиля А.В. Шмидт написал так: "Наиболее оригинальной их чертой является странное комбинирование животных (и человеческих) фигур с отдельными элементами их тел, например, головами, глазами, крыльями и т.д. Порой эти сочетания полны художественной гармонии, порой сухи и схематичны, но всегда необычны своим замыслом и выполнением".

В дальнейшем пермский звериный стиль изучали такие известнейшие советские археологи, историки и этнографы, как А. Сидоров, А. Смирнов, А. Збруев, М. Талицкий, В. Чернецов, В. Чарнолусский, Л. Грибова, В. Оборин.

Л. Грибова полагает, что "несмотря на большую литературу по данной проблеме, сущность образов звериного стиля полностью не раскрыта, много в них еще остается загадочного и таинственного, покрытого завесой времени… Основной трудностью в изучении пермского звериного стиля является неразгаданная сущность сложного зооантропоморфного образа, составляющего основу этого стиля… сложные образы составляют сущность пермского звериного стиля и являются его загадкой".

Пластинка пермского звериного стиля
Звериный пермский стиль, вполне естественно, включил в свою орбиту таких зверей и в таких изображениях, каких нет в других звериных стилях. Мировоззренческая орбита стиля настолько широка, что претендует на охват как Земли, так и всей Вселенной. С одной стороны, на бронзовых бляшках в образах животных и человека изображены подземный мир, жизнь на Земле и в небе, прошлое, настоящее и будущее, а с другой стороны в некоторых бляшках воспроизведены Вселенная, смена времен года, движение солнца среди созвездий. И почти везде на бляшках, в центре их собирательный образ человека, иногда весьма сложный — например, в виде человеко-птице-лося  — размышляющий или, наоборот, динамичный, стремительный, шагающий, летящий, бесконечное число раз умирающий, гибнущий и снова возраждающийся к жизни. И этот человек в центре мира не только не стремится выделять себя из окружающей жизни, но, наоборот, всячески подчеркивает свое с ней нерасторжимое единство.

Ни в одном зверином стиле мира, кроме пермского, не обнаружено такого многонаселённого животного подземного царства. В обиходе ученых, исследующих проблемы пермского звериного стиля, не случайно появилось устойчивое словосочетание "Подземная Пермь". Нередко исследователи теряются, как назвать непонятных животных, изображенных в самом нижнем этаже бронзовых бляшек. В этих монстрах, напоминающих змей, рыб, ящериц, трудно узнать животных реальных.

Обратим внимание на слова одного из самых первых исследователей пермского звериного стиля Д.Н. Анучина: "можно считать несомненным, что среди приуральской чуди было широко распространено представление о каком-то мифическом звере с некоторыми признаками гада с удлиненной головой, вооруженной рогами и напоминающей отчасти крокодилью или носорожью, с вытянутым туловищем, покрытым чешуями и щитками вдоль спины, и оканчивающимся более или менее коротким хвостом".

Прошло много десятилетий после того, как были написаны эти слова, и палеонтологи обнаружили в Прикамье и в Приуралье останки ящеров пермского геологического периода именно с такими внешними признаками, которые перечислял Д.Н. Анучин. И значит, встреча чудских народов с этими ископаемыми ящерами произошла гораздо раньше, чем до сих пор предполагалось.

Пермский звериный стиль музей в Чердыни

Из разных исторических источников известно, что чудские горняки были непревзойденными геологами. Приведем только две записи академика И. Лепехина, обследовавшего немало медных рудников и слышавшего от горных специалистов везде одно и то же: "жившая тут "чудь" только самую лучшую руду отбирала", или: "лазя под землей наподобие кротов, отковыривала лучшую руду кабаньими клыками". Речь в этих записях идет о добыче медной руды из пермских медистых песчаников. Но именно в медоносных слоях этих же самых песчаников сделаны все гораздо более поздние, современные нам  находки пермских ящеров.

Таким образом, можно сделать вывод, что отражение подземного мира на бронзовых бляшках, выполненных в пермском зверином стиле, имеет не выдуманный, а вполне реалистический характер, связанный с высоким качеством чудских горных работ, позволявшим уже в те давние времена выходить на весьма богатые захоронения пермских ящеров. Древняя чудь отнюдь не идеализировала подземный мир, она работала в нем так же серьезно, деловито, как и на земной поверхности. И настолько деловито относилась к ящерам, что изображала человека стоящим на ящере или оседлавшем его. На блахе одного из Подчеремских кладов на спине небольшого ящера сидят два очень похожих на человека существа. А вот на бляхе, найденной в Удмуртии, длинный, извивающийся ящер с коротким хвостом и короткими трехпалыми лапами оседлан не простым человекоподобным существом, а крылатым. Может быть, этот ящер изображает не только реальное ископаемое животное, но и еще символизирует причудливо изгибающуюся меднорудную жилу и хорошо понимающего ее подземный путь человека?

Бляшки пермского звериного стиля чердынском музее

Интересно, что многие герои преданий и сказок пермских народов свободно опускаются под землю, путешествуют под землей, а иногда и встречаются там с такими чудесами, которые на земной поверхности не увидишь. Нередко подземный мир представлялся подобным земному, но мир ящеров и драконов остался у человечества с тех пор, когда он встречался с их ископаемыми формами накоротке с кабаньими клыками в руках.

В ломоватовскую эпоху, которая была названа А.А. Спицыным "золотым веком пермского звериного стиля", металлургия выделилась в особую отрасль хозяйства, своеобразную область профессионального ремесленического мастерства. Некоторые ломоватовские городища — это центры металлургического производства с весьма продуманно устроенными литейными и кузнечными мастерскими. По мнению многих археологов, ломоватовской эпохой завершается этап первобытнообщинных отношений в Прикамье.

Материал взят из учебного пособия
для студентов 1 курса
"Соль пермской земли",
Соликамск, 2004 год.
Авторы: Л. Баньковский,
М. Ожиганова

 

Читайте также по этой теме:

Семь пластин из Чердыни

Автостопом по Северному Урал. Остров Чердынь

Пермский звериный стиль: всадник на коне




Постовой: если вас интересует недвижимость Франции, то загляните по ссылке. Найдете много полезной информации и профессиональную поддержку.

Парма
и другие эпохи в статьях.

тел. +7-902-47-52-984
эл. почта:
ICQ: 450535755

© 2008-2014 «Соло-Тур»

Все права принадлежат администрации сайта.
Полное либо частичное воспроизведение любых материалов возможно только с письменного разрешения.

создано в «Светосиле»

Рыбалка на Урале. Ловля хариуса, сплавы по рекам Урала из Перми